Голосование

Как Вы считаете, необходимо ли создание историко-мемориального комплекса на месте Митрофаниевского кладбища?

Да - 89.1%
Нет - 5.1%
Мне все равно - 5.8%

Всего голосов:: 3188
Голосование по этому опросу закончилось
 

К вопросу о жертвах Блокадного Ленинграда

Героизм защитников Ленинграда не дал фашистам разрушить город и похоронить жителей под его развалинами. Тогда он решил уничтожить ленинградцев самым варварским способом – голодом, оставив город с многомиллионным населением на зиму без продовольствия. Гитлер так объяснял немцем непредвиденную «задержку» взятия Ленинграда: «Петербург мы не штурмуем сейчас. Он сожрёт себя сам.» 

    Начавшаяся 8 сентября 1941 года блокада Ленинграда немецко-фашистскими войсками принесла неисчислимые страдания его населению. Главным, самым страшным врагом ленинградцев стал голод, возникший в результате вражеской блокады – прекращение сухопутного сообщения города со страной, с «Большой Землёй», как назовут её в дни блокады жители осаждённого города.
    В конце августа 1941 года проведённый учёт продовольственных товаров и пищевого сырья могло хватить лишь до конца сентября. Поэтому было решено снизить хлебные нормы. С 2го сентября по карточкам стали выдавать хлеба рабочим и инженерно-техническим работникам – 600 гр., служащим – 400 гр., иждивенцам и детям до 12 лет – 300 гр..
Однако положение с продовольствием в городе продолжало ухудшаться, это привело к тому, что нормы продовольственного снабжения населения были снижены ещё три раза. Пятое, последнее произошло 20 ноября 1941 года, норма хлебной выдачи была установлена для рабочих и ИТР – 250 гр., для служащих, иждивенцев и детей – 125 гр..
В Ленинграде начался страшный голод. Голодная смерть косила ленинградцев. В сентябре 1941 г. умерло 6808, в октябре – 7353, ноябре – 11083.1 Пик смертности пришёлся на декабрь-март 1942 г.. По сведениям городского статистического управления в декабре 1941 года умерло 52881 человек, в январе 1942 – 101 583 человека, в феврале – 107 477 человек, в марте 98 966 человек.2 Представляется, что эти цифры всё же приблизительные, хотя динамика смертности выражена верно. Данные предположения подтверждает «Справка УНКВД ЛО в ОК и ГК ВКП(б) о смертности населения города в январе-марте 1942 г.». В ней приведены несколько иные данные: в январе 1942 г. умерло 96 751 человек, в феврале – 96 015 человек и в марте 81 507 человек.3 По подсчётам Н.Ю. Черепениной на основе архивных данных в январе 1942 г. зарегистрирована смерть 127 тысяч ленинградцев.4 Но как бы не расходились цифры смертности, они говорят о страшной трагедии жителей блокадного Ленинграда. В 1942 году общая смертность в период блокады достигла исключительной высоты – 389,8 смертей на тысячу населения. Даже самый тяжелый в истории Ленинграда (Петрограда) 1919 год дал смертность 77,1 на тысячу населения.5 Ленинградский коэффициент смертности в 1942 году был в 13 раз больше коэффициента смертности в тыловых районах Советского Союза. Нельзя не согласиться с мнением Н.Ю. Черепениной, что эти цифры «позволяют говорить не о просто демографической катастрофе, а о ленинградском апокалипсисе».6
Длительное время фигурировали различные слухи, согласно которым в Ленинграде погибло до двух с половиной миллионов человек, чему не мало способствовала определённая закрытость сведений и версий (часто ошибочных) людей переживших блокаду. Многие не воспринимали официальные данные о числе умерших в блокадном Ленинграде, приведённые на Нюрнбергском процессе и опубликованные в СССР в 1952 году. В настоящее время численность погибших мирных жителей в трагическое время блокады города варьируется от 649 тысяч до 2 миллионов человек.7 Следует заметить, что при увеличение численности жертв нередко носит сиюминутный, конъектурный характер.
Сколько же ленинградцев стали жертвой голодной блокады? Не смотря на опубликованные в последнее время архивные документы, имевшие ранее гриф «секретно» и «совершенно секретно» и содержащие данные о массовой смерти населения, многие учёные – исследователи блокады Ленинграда считают, что ещё нет полной картины смертности Ленинградцев в то трагическое время. Нет, по их мнению и научно обоснованного расхождения данных по этим вопросам в опубликованных официальных документах.
6 мая 1943 года была создана Ленинградская Комиссия по установлению и расследованию преступлений и злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников. К маю 1945 года работа Комиссии была закончена. 25 мая был подписан общегородской акт Комиссии о числе погибшего в Ленинграде населения. В нём указано, что в Ленинграде во время блокады убито бомбами и артснарядами 16 747 человек и погибло от голода 632 253 человека.8 Конечно, установить в тех условиях погиб человек в Ленинграде или находится в эвакуации, не всегда было возможным. Даже после войны в Комиссию поступали заявления от ленинградцев у которых члены семьи погибли в годы блокады. В более поздних материалах городской Комиссии указывается, что от голода умерло 601 803 человека.9
Имеется и другой документ «Отчёт городского управления предприятий коммунального обслуживания о работе за год войны с июля 1941 г. по июнь 1942 г.». В нём в разделе «похоронное дело» (от 5 апреля 1943 г.) говорится, что по данным кладбищ города, далеко не точным, возможно завышенным, ими за период с 1 июля 1941 года по 1 июля 1942 года захоронено 1 093 695 покойников, кроме того до 1 января 1943 года было кремировано 109 925 человек.10  Получается, что общее число захороненных на кладбищах Ленинграда и кремированных – более 1 миллиона 200 тысяч погибших.
Разница в числе умерших (погибших) в указанных документах составляет более 500 тысяч человек. По нашему мнению, это расхождение объясняется целым рядом объективных и субъективных факторов. Обратим внимание, что автор последнего документа начальник УПКО ЛенГорСовета А.Д. Карпущенко сам писал, что итоговая цифра его отчёта составлена по данным кладбищ города «далеко не точным, возможно завышенным» расходится, хотя и не значительно, даже количество кремированных трупов. Так, по сведению начальника городского управления промышленности стройматериалов от 9 декабря 1942 года с 7 марта по 1 декабря 1942 года кремировано 117 300 трупов.11
Большое сомнение вызывает цифра захороненных на кладбищах. Смерть на столько захлестнула город, что ни о каком точном учёте начиная с декабря 1941 года не могло быть и речи. К тому же учёт захоронений умерших воинов Красной Армии вёлся не редко вместе с захоронениями гражданского населения. «К сожалению, в городе, - говорится в отчёте А.Д. Карпущенко,- нет организации, которая могла бы назвать точную цифру умерших в городе людей за 1 декабря 1941 – по 1 июня 1942 года… Никто к таким размерам смертности и молниеносности её роста не только не был подготовлен, но никто и не мог мыслить о чём либо подобном.»12
Сомнения А.Д. Карпущенко имеют вполне реальную основу. В литературе о битве за Ленинград уже указывалось на тот факт, что при массовом захоронении бойцам МПВО, выполнявшим эту тяжелую работу за каждую сотню уложенных и зарытых трупов давали дополнительно по 100 гр. хлеба и 50 гр. водки (или 100 гр. вина). Где гарантия, что при такой постановке дела, когда в условиях блокады 100 гр. спасала жизнь, не было завышенных данных приблизительного учёта.13
Имели место приписки при перевозке трупов на кладбища. Начальник городского управления милиции Е.С. Грушко 29 апреля 1942 года сообщал об этом председателю Ленгорисполкома П.С. Попкову. На транспорте находящемся в ведении треста «Похоронное бюро», была так же введена прогрессивная оплата труда: за каждую сделанную сверх установленной нормы поездку шофёр и бригада грузчиков стала получать дополнительно 50 гр. водки и 100 гр. хлеба. Однако контроля за их работой установлено не было. Отметка путевых листов, отражающих реальную работу была возложена на низовых не заинтересованных работников – на сторожей моргов и кладбищ, на санитаров больниц, которые подсчёта вывозимых трупов не производили, а только расписывались на путевом листе. «Это обстоятельство, - говорится в записке Е.С. Грушко, - широко (подчёркнуто автором) используется транспортными бригадами, которые предпочитают получать прогрессивную надбавку не увеличением труда, а путём злоупотреблений.»14
При контрольной проверке одной из бригад 20 апреля 1942 года оказалось, что сторож Приморского морга «заверила шофёру путевой лист на 220 трупов, тогда как на самом деле этой машиной доставлено на Пискарёвское кладбище всего 107 трупов…». «Аналогичные факты, - сообщаются далее,  не единичны и имеют место исключительно благодаря отсутствию должного контроля транспорта.»15  В то время в городе работало до 50 грузовых машин.16 Сколько приписок могли сделать работающие на них бригады?
Мы подробно остановились на анализе имеющихся документов о числе умерших в период блокады Ленинграда, чтобы показать, что они не столько отвечают на этот вопрос, сколько ставят его перед исследователями.
Бесспорно, точных данных, считает С.Б. Бизев, учитывающих каждого погибшего ленинградца и беженца, военнослужащего получить не представлялось  возможным даже в 1944 году. Тем более это невозможно теперь.16 Однако историки получили возможность синтезировать данные различных ведомств, использовать новые нестандартные источники, чтобы максимально приблизиться к установлению числа погибших в тяжелых условиях блокадного города. Эти поиски историков шли и продолжаются ныне.
В.М. Ковальчук и Г.Л. Соболев в статье «Ленинградский «реквием» (о жертвах населения Ленинграда в годы блокады)17 пришли к выводу, не считая его окончательным, что в Ленинграде в период блокады от голода умерло не менее 800 тысяч человек. Эта цифра была приведена и в пятом томе «Очерков истории Ленинграда»18. Её счёл обоснованной Г.К. Жуков в статье «Величие победы СССР и бессилие фальсификаторов истории»19, в которой он приводи цифру 800 тысяч.
Истины ради, следует отметить, что позднее В.М. Ковальчук и Г.Л. Соболев несколько скорректировали свою точку зрения. Во время конференции в Петербурге, посвящённой битве за Ленинград, Г.Л. Соболев заявил, что «мы имеем возможность… вполне обосновано считать, что минимальная цифра – от 800 тысяч до 1 миллиона (возможно несколько больше) это и есть трагические цифры блокады» 20. В.М. Ковальчук в опубликованной в 1998 году статье «Трагический цифры блокады» обосновывает иное количество людей, погибших от голода. На основе методологического анализа движения населения города, а так же используя ранее не опубликованные документы, он приходит к выводу, что в блокированном Ленинграде погибло примерно 700 тысяч человек21. По подсчётам С.В. Бизева в его кандидатской диссертации в блокированном Ленинграде с учётом жертв мирного населения Пушкина, Петродворца погибло не менее 770 тысяч человек22.
Всё выше перечисленное подтверждает мнение о чрезвычайной сложности и трудности уточнения потерь населения от голода. Приблизиться к решению этой задачи помогает анализ таких первичных документов, как домовые книги, а также социологических опросов людей, переживших блокаду.
В 1998 – 2000 гг. в рамках совместного российско-английского исследования по теме «Жизнь и смерть в блокированном Ленинграде» группой историков под руководством автора статьи были проанализированы записи в домовых книгах. Домовые книги с высокой точностью точности зафиксировали смертность ленинградцев на территории, подведомственной жилконторе. В них данные о смерти проживающих на территории людей, не сделанные в силу объективных факторов в тяжелейшее время зимы 1941-1942 годов, были внесены весной – в начале лета 1942 года.
Социологические исследования – опросы людей, переживших блокаду, имеют свою погрешность. Память человека не совершенна, но необходимо подчеркнуть, что в анкете был вопрос, ответ на который не подвержен ни каким влияниям, заполняя анкету жители блокированного Ленинграда сообщали о судьбе своих родственников, находившихся вместе с ними в осаждённом городе. Память о тех, кто выжил, и о тех, кто ушёл из жизни в трагическое время голодной и холодной блокады, осталась навсегда.
Анализ материалов домовых книг и социологические исследования позволили сделать вывод, что за время блокады умерло не менее 30% всего населения Ленинграда23. Численность населения к моменту установления блокады в различных источниках указывается по разному24.
С.В. Бизев полагает, что на момент установления кольца вражеской блокады в Ленинграде осталось не менее 2 миллионов 400 тысяч человек. По данным А.В. Карасева в кольце блокады находилось (включая призванных в армию и на флот, вступивших в части народного ополчения) 2 489 400 ленинградца25. В.М. Ковальчук на основе статистических данных по результатам всесоюзной переписи населения 1939 года и динамики его движения с января 1939 года по сентябрь 1941 года считает, что в блокадном Ленинграде осталось приблизительно 2 миллиона 300 тысяч человек26.  Историки из российско-английской группы исследователей посчитали, что эти данные требуют уточнения. В октябре 1941 года в Ленинграде было выдано 2 миллиона 443,3 тысячи продовольственных карточек27. Безусловно были злоупотребления, но и после перерегистрации карточек, проведённой с 12 по 18 октября 1941 года, их количество почти 2 миллиона 350 тысяч. К тому же в октябре из Ленинграда выбыло на 78 333 человека больше, чем прибыло в него. Даже в январе 1942 года карточек было выдано 2 282 000, хотя с октября по декабрь население Ленинграда уменьшилось на 175 749 человек28.
Ряд авторов, расследующих проблему смертности ленинградцев в период блокады считают, что в блокированном городе осталось более 2,5 миллионов жителей29. По нашему мнению эта цифра завышена. В сентябре в Ленинграде было выдано 2 489,4 тысячи карточек30. К тому же имело место незаконное их получение, о чём свидетельствуют архивные документы. Расчёты, сделанные с учётом движения населения и выданных карточек, показывают, что вероятнее всего в городе осталось 2 450 тысяч человек31. Если данные домовых книг и социологических исследований спроецировать на число жителей, то общая смертность составит 720 – 750 тысяч человек.
Следует так же учесть смертность среди не ленинградцев, т.е. людей эвакуированных в Ленинград и оказавшихся в кольце блокады. Некоторые историки считают, что в Ленинград прибыло 378 тысяч жителей Прибалтики, Карелии, Ленинградской области32. Однако точную их цифру определить не просто. Все исследователи опираются на источники, но разнородность и не точность источников порождает расхождение в показателях числа людей, вынужденных искать спасение в Ленинграде. По некоторым данным к началу блокады в Ленинграде во Всеволожском и Парголовом районах Ленинградской области было размещено 64 552 человека эвакуированных из других местностей33. Зимой 1941 – 1942 годов их осталось свыше 55 тысяч34. С 22 января по 15 апреля 1942 года из них было эвакуировано по ладожской ледовой дороге 8135 человек35. Так обстояло дело с не ленинградцами.
К жертвам блокады надо отнести смертность ленинградцев и жителей других районов оказавшихся в блокадном городе, в эвакуации – на пунктах эвакуации, в пути, в местах прибытия. Это тоже блокадные потери.
В эвакуации населения из Ленинграда можно выделить два периода: 1. До блокады города с 29 июня 1941 года по 29 августа 1941 года. 2. Во время блокады. Нас, естественно, интересует второй период. В нём чётко обозначены четыре этапа, продолжавшиеся до 1 ноября 1942 года. В дальнейшем выезд из Ленинграда разрешался лишь в исключительных случаях по особому указанию городской эвакуационной комиссии.
На первом этапе блокадного периода эвакуация проходила через Ладожское озеро водным путём до Новой Ладоги. А затем ст. Волхов автотранспортом. Этим путём осенью 1941 года из Ленинграда было эвакуировано 33 479 человек, из них 18 625 ленинградцев и 14 854 эвакуированных ранее в Ленинград36.  В ноябре 1941 года этот путь был прерван в виду раннего ледостава.
На втором этапе в конце ноября 1941 года эвакуация продолжалась с помощью авиации. Самолётами до конца этого года было вывезено из Ленинграда 35 114 человек (18 158 ленинградцев и 16 956 эвакуированных ранее в город)37. Кроме того, походным порядком через Ладогу и неорганизованным автотранспортом из осаждённого города выбрались 36 118 человек.
Основной поток эвакуированных был направлен в Вологодскую и Ярославскую области, и через них на восток и север. Эвакуация проходила без серьёзных потерь среди людей и существенных сбоев. По имеющимся данным, к сожалению не полным, до станции Вологда было снято с барж и железнодорожных эшелонов не более 200 трупов и несколько десятков человек умерло в первые дни и недели в стационарных эвакопунктах и больницах38. В 1941 году в Ярославле умерло 35 ленинградцев, а в районах области 257 человек39. Следует подчеркнуть, что возможно не все случаи смертности можно отнести к условиям эвакуации и проживания ленинградцев на территории Ярославской области. Отметим, что среди умерших 28 человек (почти 10%) старше 60 лет.
Часть ленинградцев до конца 1941 года были эвакуированы в Горьковскую, Ивановскую, Челябинскую, Кировскую и другие области, Татарскую АССР и республики Средней Азии. Но их число на территории каждой из этих областей было относительно незначительным. Так к ноябрю этого года в Краснодарском крае было принято или расселено около 1300 эвакуированных из Ленинграда, в Кабардино-Балкарии 5 тысяч, Северной Осетии 289 человек. Многие из них разделили вместе с коренным населением горечь фашистской акупации40.  
С 22 января по конец апреля 1942 года - третий этап эвакуации ленинградцев, эвакуации по ледовой дороге – «Дороге жизни», которая начала функционировать 22 ноября 1941 года. Эта самая трагическая страница в летописи эвакуации населения в период блокады города. Всего с 22 января по 15 апреля 1942 года было эвакуировано 554 186 человек.
21 января 1941 года постановлением Военного совета Ленинградского фронта была принята развёрнутая программа по эвакуации населения из Ленинграда. В нём предусматривался маршрут эвакуации, выделение автобусов для перевозки эвакуированных, создание питательных и медицинских пунктов по трассе, график движения железнодорожного и автомобильного транспорта, норма питания населения эвакуированного из города.
Казалось, было предусмотрено всё главное, чтобы эвакуация людей осуществлялась успешно. Однако возникли трудности с материальным обеспечением. Истощённость людей, 20-30 градусов мороза, всевозрастающий поток эвакуированных, ставили перед организаторами эвакуации проблемы, которые не всегда решались полностью. Нередко не хватало транспорта. Питательные блоки были не полностью подготовлены и не всегда благоустроены, не хватало медперсонала и др.
Руководство эвакуации населения принимало меры по улучшению условий для отправляемых в эшелонах, их медицинского обслуживания в пути следования, но они были не достаточными, чтобы предотвратить смертность людей, вывозимых из блокадного Ленинграда. Только в медицинских стационарах в эвакопунктах на Финляндском вокзале, Лаврово, Жихарево с 22 января по 15 апреля 1942 года умерло 2 394 человека. Всего же на ленинградском участке в пути и на станционных пунктах по неполным данным в январе – феврале 1942 года умерло более 4 тысяч человек41.
Эшелоны двигались по Северной железной дороге через Вологду, Ярославль и далее. Всего через Вологду в период зимнего потока проследовало свыше 500 тысяч человек42. На 25 апреля 1942 года в области было размещено 20 733 ленинградца.
В феврале – апреле 1942 года в Ярославль прибыли 168 железнодорожных состава,  в которых находилось более 300 тысяч ленинградцев43.
Следует отметить, что многие из эвакуированных уже перешли грань истощения и умирали в дороге. В течении зимнего этапа эвакуации по пути до Вологды и в Вологде было снято 2 943 трупа. На эвакогоспиталях умерло 1 382 и в других лечебных заведениях Вологды 392 человека, а всего 4 717 ленинградцев44.
По пути от Вологды до Ярославля умерло 1 244 ленинградцев45. В Ярославле и области в январе – апреле 1942 года умерло около 5 тысяч эвакуированных, в том числе в стационарах и больницах – 1096 человек46. Всего за время ВОВ в Ярославской области зарегистрировано 9 704 захоронения эвакуированных из Ленинграда. Есть все основания полагать, что в Ярославской области в пути, в стационарах и больница, в общежитиях и на квартирах, в детских домах, интернатах и т.п. умерло примерно 10 тысяч человек47.
В первых числах декабря 1942 года через Вологодскую и Ярославскую области прошли последние эшелоны с эвакуированными ленинградцами, таким образом, за всё время блокадного периода в пути следования через эти области и в местах, где размещались эвакуированные в этих областях, умерли не менее 15 тысяч ленинградцев. Это тоже жертвы блокады, ибо их состояние здоровья, тяжелейшие болезни, истощённость организма не позволила им преодолеть путь до места назначения и пережить там первые после блокадные дни.
Иногда называют сто и более тысяч ленинградцев, умерших в период эвакуации. По нашему глубокому убеждению эта цифра многократно завышена. Сведения о смертности вывезенных в период блокады из Ленинграда в более отдалённые области и республики свидетельствуют, что она значительно, несравненно ниже среди эвакуированных, поселенных ими в Вологодской и Ярославской областях на этом тяжёлом отрезке пути к жизни. Например, в апреле 1942 года – завершение самого тяжелого третьего этапа эвакуации в Горьковской области были размещены 4 966 эвакуированных из Ленинграда, 767 из них пришлось госпитализировать48. По неполным данным в медучреждениях умерло менее 100 человек.
Историки из совместной российско-английской группы длительное время изучали архивы г. Костромы. В годы войны 14 районов Костромской области (область была образована 13 августа 1944 года.) в её нынешних границах входили в состав Ярославской области 3 – Вологодской области, а 6 – Горьковской и 3 – Ивановской областей. Это дало возможность проследить судьбу ленинградцев эвакуированных в ряд районов Горьковской и Ивановской областей. Эти данные позволяют сделать вывод, что смертность в них эвакуированных из Ленинграда не носила массового характера. В центре документации новейшей истории Костромской области хранятся списки и умерших эвакуированных из ряда сельских советов. Подсчёты показали в 1941 – 1943 годах там умерло 227 ленинградцев.
Относительно небольшую смертность эвакуированных из Ленинграда в этих областях можно видимо, объяснить рядом причин. Прежде всего, ленинградцы гибли во время движения по железной дороге на начальном этапе пути – на территории Вологодской и Ярославской областей. Тяжело больные из них были выявлены, сняты с эшелонов и помещены в эвакогоспитали этих областей. Далее, отдалённые от фронта районы при всех трудностях военного времени всё же располагали, хотя и скудным, но всё таки – таким минимумом возможностей – питание, лечение, размещение и т.д., которые обеспечивали выживание абсолютного большинства эвакуированных ленинградцев.
Таким образом, во время эвакуации и в первое время нахождения в местах прибытия умерло не менее 20 тысяч ленинградцев.
Приведённые исследования позволяют высказать предположение, что в период блокады в Ленинграде и во время эвакуации погибли не менее 800 тысяч ленинградцев. Таков скорбный итог преступлений фашистов, заславших в город «наемного убийцу», «убийцу невидимку» - голод, ставший одним из главных средств массового истребления населения.
Бесспорно, автор не претендует на совершенно точное установление числа жертв голодной блокады. Это сделать практически не возможно. Обратим внимание читателей на одно обстоятельство. В вышедших в последнее время работах историков, рассматривающих изучающих блокаду Ленинграда, всё чаще число погибших от голода в городе определяется в пределах 700 – 800 тысяч человек. Эти изыскания по нашему мнению, позволяют избавиться от случайных непроверенных данных, носящих не редко тенденционных характер и являющихся актом неуважения к памяти погибших участников героической обороны Ленинграда.
Приведём ещё одно соображение. Изданы 35 Книги памяти «Блокада 1941-1944 гг. Ленинград» - дань благодарной памяти потомков в великом подвиге ленинградцев. Она навечно запечатлела 629 тысяч имён ленинградцев, умерших от голода и болезней, замёрзших на улицах и в своих квартирах, погибших при атробстрелах и бомбордировках, пропавших без вести в самом блокадном городе. Издание книги стало итогом масштабной и сложной работы, в ходе которой были использованы архивные и многие другие документальные источники, учтена информация участников тех трагических событий.
Авторы, совершенно справедливо считают, что эта работа не завершена, к великому сожалению, сегодня мы ещё не можем назвать точную цифру потерь блокадного Ленинграда. Но одно очевидно, в результате многолетней работы авторский коллектив, общественность города не могла не учесть среди погибших ещё 300-900 тысяч человек, если они были, то есть более числа выявленных жертв блокады. Именно приведённая в завершающем томе цифра погибших косвенно подтверждает обоснованную в последние годы цифру не менее 800 тысяч блокадных жертв.
Подчеркнём со всей силой убеждённости, какая бы цифра погибших в период блокады Ленинграда не была названа, она говорит о величайшей невиданной в мире трагедии ленинградцев, выдержавшим блокаду, перенёсших с величайшим достоинством лишения и муки, сохранившим глубокую веру в человечество.
Блокада это не только трагедия, горе, скорбь и страдания, но и небывалый взлёт человеческой духовности, несгибаемой стойкости, убеждённости в правоте дела, ради которого живёшь и умираешь. Сомнения в этом какие бы цели оно не преследовало, вызывает сожаление. В глубоком патриотизме ленинградцев, их любви к своему городу – городу особой судьбы в истории нашего государства заключены важнейшие духовные, морально-нравственные источники силы, которые помогли им преодолеть невероятные сверх человеческие страдания. Никому не удастся обелить преступление нацистов – геноцид ленинградцев.
М.И. Фролов

1 сентября 2012г.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

5 1 1 1 1 1 (7 оценили статью)
Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Вход

Календарь

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30