Голосование

Как Вы считаете, необходимо ли создание историко-мемориального комплекса на месте Митрофаниевского кладбища?

Да - 89.1%
Нет - 5.1%
Мне все равно - 5.8%

Всего голосов:: 3188
Голосование по этому опросу закончилось
 
Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня

ТЕМА: Могила Ивана Константиновича Гусева 1966

Могила Ивана Константиновича Гусева 1966 18 Июнь 2018 11:06 #70432

  • AlexN
  • AlexN аватар
  • Не в сети
  • Сообщений: 29730
  • Спасибо получено: 30
  • Репутация: 15
Гусев Иван Константинович, 1905, ум. 01.04.1966 года



Ладога - осень 1942 года В. Старых

Подвиг Гусева

С немецким десантом, высадившимся на остров, завязалась ожесточенная схватка военного гарнизона, которым руководил командир батареи, комендант острова Сухо, старший лейтенант Иван Константинович Гусев.

Как вспоминал сам командир батареи после боя, враг «обладал более чем десятикратным превосходством в артиллерии».

Когда шлюпки и катера приблизились к берегу, фашисты перестали обстреливать остров. Комендант острова приказал главному старшине Мартынову с группой моряков оборонять северо-восточное побережье, а сам остался в районе второго орудия. По команде И.К. Гусева группа обороны, состоявшая из комендоров, пулеметчиков и стрелков, открыла автоматный и винтовочный огонь по шлюпкам и катерам. Хотя вражеские десантники достигли берега, подняться на остров в этом районе фашистам не удалось. Под огнем защитников острова они начали откатываться к позиции третьего орудия. Посланный для уточнения обстановки матрос Строганов вскоре доложил, что гитлеровцы лезут наверх, к третьему орудию.

«Находившиеся со мной люди приготовились к круговой обороне маячного здания. Лично я занял коридорное окно, которое выходило к третьему орудию... В поле моего зрения появился фашист с автоматом в руках. Расстояние между нами 30 - 40 шагов. Вихрем в голове пронеслись мысли: «Неужели нас победят? Какой позор сдать остров, не выполнив задачи! Не бывать этому!» Враг – на мушке. Нажал спусковой крючок винтовки, раздался выстрел. Фашист, как подкошенный, повалился на камни. Такая же участь постигла и второго. Третий и четвертый, появившиеся вслед за ними, хватают убитых и хотят унести их. Перезарядив винтовку, укладываю и этих двоих.» [Гусев И.Н. Бой у острова. С. 362. // Ладога родная. Лениздат. 1969].

В завязавшейся схватке с десантниками дело дошло до штыковых рукопашных схваток, в которых матросы сумели отбить захваченные и подорванные два орудия и защитить оставшееся третье орудие батареи.

Горстка оставшихся в живых защитников острова усилила нажим на фашистов. Не выдержав ожесточенного и самоотверженного боя, противник начал отходить к десантным судам.

«При отходе десантных средств корабли фашистов вновь открыли огонь по острову. Под его прикрытием они пытались снять личный состав с подбитых нами и выброшенных на камни трех своих судов. Мы тоже открыли огонь и потопили два десантных катера», – вспоминал командир батареи [Гусев И.Н. Бой у острова. С. 364. // Ладога родная. Лениздат. 1969].

Обладая меньшими силами, чем противник, комендант острова Сухо Иван Константинович Гусев вместе со своими матросами сумел отразить атаку десанта и отстоять остров Сухо под красным флагом. За проявленный героизм и мужество И.К. Гусев в 1942 году был награжден орденом Ленина.

Военная биография Ивана Константиновича Гусева, родившегося в 1905 году в деревне Емельяниха Вологодской губернии, начинается с 20-ых годов. В 1927-1931 гг. он находился на действительной службе, был артиллерийским корабельным электриком. Артиллеристом стал во время Великой Отечественной войны.

В июле 1941 г. занял должность командира огневого взвода на одной из батарей береговой обороны в Кронштадте. В марте 1942 г. был назначен помощником командира батареи. В июле 1942 г. новое назначение – командир артиллерийской батареи и комендант острова Сухо в Ладожском озере. В бою за остров Сухо в течение четырех часов непрерывного неравного боя был трижды ранен (рассек лицо, получил ранения в ногу и живот), однако остался в строю.

Закончил службу Иван Константинович Гусев в звании капитана морской артиллерии. Он скончался 1 апреля 1966 года и был похоронен на Богословском кладбище Санкт-Петербурга.

В фондах государственного Музея истории Санкт-Петербурга хранится картина художника С.Ф. Бабкова «Враг не прошел»(1964 г.), посвященная легендарному бою у острова Сухо. В центре композиции изображена высокая фигура командира. В руках он сжимает автомат, голова обмотана бинтами. Прототипом командира послужил для художника комендант острова Сухо, старший лейтенант Иван Константинович Гусев.

www.proza.ru/2014/08/15/812
.
Да в чадах к Родине любовь зажгут отцов могилы!
Последнее редактирование: 18 Июнь 2018 13:34 от poison.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Могила Ивана Константиновича Гусева 1966 18 Июнь 2018 11:07 #70433

  • AlexN
  • AlexN аватар
  • Не в сети
  • Сообщений: 29730
  • Спасибо получено: 30
  • Репутация: 15
Помогите найти могилу и родственников..............

Пивень З. Г. Навечно в памяти народной. Глава I. По следам героев

Бой у острова

«Здравствуйте тов. Гусева!

Получил Ваше письмо. Счастлив Вас поздравить с 25-й годовщиной Октябрьской социалистической революции и награждением Вашего мужа, ст. лейтенанта Гусева Ивана Константиновича, орденом Ленина. В бою Гусев И. К. вел себя героически, имел ранение. Сейчас здоров, ходит, и дня через два-три возвратится к месту работы.

С приветом команд. Чероков».

Это письмо сейчас может прочесть каждый, кто побывает в Музее истории Ленинграда. Оно лежит рядом с орденом и личными вещами бывшего коменданта острова Сухо в зале, посвященном Дороге жизни.
blokada.otrok.ru/library/piven/07.htm
.
Да в чадах к Родине любовь зажгут отцов могилы!
Последнее редактирование: 18 Июнь 2018 13:01 от AlexN.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Могила Ивана Константиновича Гусева 1966 18 Июнь 2018 12:23 #70434

  • poison
  • poison аватар
  • Не в сети
  • Сообщений: 6317
  • Спасибо получено: 50
  • Репутация: 7
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Могила Ивана Константиновича Гусева 1966 07 Июль 2018 14:16 #70531

  • poison
  • poison аватар
  • Не в сети
  • Сообщений: 6317
  • Спасибо получено: 50
  • Репутация: 7
Гусев Иван Константинович 01.11.1905



Из личного листка по учёту кадров:
Арх. обл., Котловской р-н, д. Емельяниха
Член ВКП(б) с 1940 п/б № 03475638
из крестьян
7 классов средней школы
лейтенант 1940 16.02
ст. лейтенант 1940 19.03
капитан 1946 29.03
ранен в бою на о. Сухо 23/Х1 1942
орден Ленина № 10412 ККБФ 22/Х 1942
помощник командира батареи 150 Отдельного артиллерийского дивизиона КБФ 1941 19.01
командир 100 мм 3х орудийной батареи о. Сухо 1942 14.07
командир 478 батареи Ладожской военной флотилии 1943 02.03
пом. Командира 332 батареи Ижорского КМОР 1943 07.03
в распоряжении Воен. Совета КБФ 1944 29.01
начальник боепитания (береговая база 2-й бригады траления) 1944 05.05
комроты 211 отд. мест. стрелк. роты Лужского отдела тыла Кронштадтского мор. оборонит. участка 1945 13.03
уволен в запас по ст. 59 п. а с правом ношения военной формы 1955 28.12
адрес: Ленинград. Мясная ул. д. 3, кв. 24
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Могила Ивана Константиновича Гусева 1966 24 Окт 2018 19:31 #70841

  • poison
  • poison аватар
  • Не в сети
  • Сообщений: 6317
  • Спасибо получено: 50
  • Репутация: 7
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Могила Ивана Константиновича Гусева 1966 24 Окт 2018 21:17 #70844

  • AlexN
  • AlexN аватар
  • Не в сети
  • Сообщений: 29730
  • Спасибо получено: 30
  • Репутация: 15
В автобиографии указано, что с июля 1928 года по 5 сентября 1931 года Гусев служил на крейсере «Профинтерн» («Красный Крым») в должности артэлектрика.

Статья из Вики

В августе 1929 года впервые состоялся визит военных кораблей советского Балтийского флота в Германию. Два крейсера, «Профинтерн» и «Аврора», посетили порт Свинемюнде.
Эта акция, будучи тогда первой для военных кораблей СССР, выбиравшегося из тупика внешнеполитической изоляции и поэтому придававшего ей политическое значение, прошла успешно.

В конце 1929 года, для предоставления экипажам хорошей морской практики и продления периода обучения, командованием ВМФ было принято решение отправить отряд кораблей в длительное плавание в условиях зимних штормов. В дальний поход вышел Практический отряд Морских сил Балтийского моря в составе линкора «Парижская Коммуна» и крейсера «Профинтерн». Отряд должен был пройти от Кронштадта через Атлантический океан и Средиземное море до Неаполя и обратно. Командиром отряда был назначен командующий бригадой линейных кораблей Балтийского моря Л. М. Галлер.

Покинув 22 ноября 1929 года Большой Кронштадтский рейд, корабли отряда без происшествий прошли осеннюю Балтику и Датские проливы. В Северном море из-за ошибки в расчётах механиков, которые не учли разность солёности воды в Северном и Балтийском морях, на кораблях вскипели котлы. Устранив неисправности и приняв топливо в районе мыса Барфлер, отряд направился в Бискайский залив. Попав в жестокий 10—11 бальный шторм в Бискайском заливе, крейсер «Профинтерн» получил тяжёлые повреждения корпуса, в результате командиром отряда было принято решение идти на ремонт в ближайший порт Брест. Проведя в Бресте ремонтные работы на «Профинтерне» и пополнив запасы 4—7 декабря 1929 года, отряд кораблей вышел в море, где опять попал в жестокий 11-балльный шторм. Под ударами волн на линкоре «Парижская Коммуна» разрушилась носовая наделка и командир отряда принял решение вернуться в Брест. С 10 по 26 декабря корабли находились в Бресте из-за непрекращающегося шторма.

Выйдя из Бреста, обогнув мыс Сан-Винсент и пройдя Гибралтар, отряд кораблей взял курс на Сардинию. С 6 по 8 января 1930 года крейсер «Профинтерн» и линкор «Парижская Коммуна» находились с деловым визитом в Кальяри, а с 9 по 14 января в Неаполе, где корабли посетил А. М. Горький.

После выхода отряда из Неаполя, принимая во внимание повреждения кораблей, устранённые не в полной мере, и усталость экипажей, командование ВМФ приняло решение направить их в Севастополь для проведения основательного ремонта. 18 января 1930 года, пройдя за 57 суток 6269 морских миль, крейсер «Профинтерн» и линкор «Парижская Коммуна» бросили якоря на Севастопольском рейде. Завершившие дальний поход крейсер и линкор было решено не возвращать на Балтику, а с целью усиления включить в состав Морских сил Чёрного моря.
.
Да в чадах к Родине любовь зажгут отцов могилы!
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Могила Ивана Константиновича Гусева 1966 25 Окт 2018 14:45 #70847

  • Dobrohot
  • Dobrohot аватар
  • Не в сети
  • Сообщений: 320
  • Спасибо получено: 4
  • Репутация: 0
СОВЕТСКАЯ ЭСКАДРА В НЕАПОЛЕ

«Разрешите доложить, товарищи!»

Утром 12 января пришли ко мне девять человек моряков, и начальник их сказал мне, что:

- Совершая учебный поход, две боевых единицы Балтфлота «Парижская коммуна» и «Профинтерн» пришли в Неаполь, и команды этих судов просят вас пожаловать в гости к ним.

Я думаю, можно не говорить о том, что когда из нового мира является один человек – это очень волнует и настраивает празднично, а когда является сразу девять - волнуешься в девять раз больше: в голове и ещё где-то внутри разгорается живительное, омолаживающее тепло, чувствуешь себя счастливым и поэтому немножко глупым, много улыбаешься, не сразу находишь, о чём спросить, что сказать, а вообще - очень хорошо на «душе». Потому-то, товарищи, хотя это и предрассудок, но у меня есть душа, и в ней живёт большая любовь к молодым, коренастым ребятишкам в костюмах матросов, красноармейцев, в прозодежде и прочих костюмах. Но для выражения этой любви нет у меня достаточно ярких слов, и поневоле говоришь о ней в шутливом тоне.

Молодые мореплаватели, посмеиваясь, рассказывают о том, как «трепал» их шторм в Бискайском заливе, - шторм, о котором старые моряки, хорошо знакомые с бурями всех океанов и морей, говорят как о небывалом по силе. Об этом шторме, погубившем не одну сотню людей, и убытках, нанесённых им, газеты писали очень много. Подсчитано, что за время «этого шторма погибло и выброшено на мель до 60 судов, потерпело аварию около 606 судов». Количество погибших людей, должно быть, забыли подсчитать.

Начальник рассказывал, как вели себя во время шторма в «Бискайке» две тысячи молодых ребят, таких же, как эти девять, как псковские, орловские, нижегородские, ленинградские и других мест парни первый раз в жизни ввязались в безумную и бессмысленную игру стихии, как мало оказалось среди них больных морской болезнью, как мужественно они работали, товарищески помогая друг другу вне очереди, и как мало оказалось побитых, хотя шторм играл судами, как мячиками, а ребят бросало из угла в угол, «точно пёрышки».

- Тридцать пять колебаний в минуту, - представляете, что это такое?

- Я - представляю: это - очень скверно!

- Были и такие, что струсили, - замечает один из молодых моряков, другой вносит в рассказ точность:

- Десятка два на тысячу двести.

Начальник говорит о поведении молодой команды с явной гордостью, ребята слушают похвальный его рассказ внимательно и как бы проверяя: так ли всё? Посмеиваются, изредка вставляют забавный или меткий штришок. Пренебрежительно снисходя к проявлению глупости «культурных» людей, которые уже одичали от страха перед будущим, рассказывают о встрече французами в Бресте:

- Показали нам какой-то засоренный мусором пустырь и говорят: вот здесь гуляйте, а в город - нельзя!

- Пустырёк - величиною не больше двора для прогулки заключённых в царской тюрьме...

- Мы, конечно, отказались от этой любезности...

Чувство собственного достоинства сказывается у этих ребят во всём их поведении. Вот они, рядовые матросы флота рабоче-крестьянского Союза Советов, сидят за столом, завтракают. Пусть они не обижаются на меня, но - «всё познается по сравнению», и я невольно сравнил этот завтрак с другим на одной даче под Ялтой весною 1905 года. Тогда за столом сидели матросы царского флота, трое с «Потёмкина» и ещё два «береговой охраны», все - «удалые добры молодцы», - те самые, о которых поётся в старинных песнях. Водку они пили чайными стаканами, причём Беловин, человек огромный и мрачный, выпив, давил стакан пальцами, два – раздавил благополучно, третьим глубоко разрезал себе ладонь. Несмотря на присутствие за столом старой революционерки Софьи Витютневой, все они, не стесняясь, произносили «матовые» словечки в три этажа и выше. Один из них, выпив больше, чем могла «душа» принять, извергнул лишнее тут же в комнате, в кадку с каким-то растением. Революционность свою они выявляли – кроме «мата» - ударами кулаков по широким своим грудям, по столу и плевками во все стороны. Вообще вели себя весьма шумно, однако вызывали впечатление унылое, впечатление людей нездоровых, настроенных истерически, а главное, совершенно не способных, да и не желающих разбираться в явлениях текущей действительности. Истерический героизм этих людей всего яснее выразился в словах одного из них:

«Без нас, флотских, никакой революции не может быть. Кабы дурак этот, Гапон, устроил дело не девятого января, а шестого мая, в царёвы именины, да флотских, петербургских позвал, ну, тогда бы дело вышло...»

Разумеется, - у этих людей были хорошие чувства, но один из матросов «Парижской коммуны», между прочим, сказал мне:

- Хорошие чувства хороши для самолюбования, а теперь надо воплощать хорошие-то чувства в живое дело.

Да, вот как! Раньше старики любили говорить: «Молодо-зелено», а теперь всё чаще думаешь: «Молодо, а - правильно».

В Сорренто завтракали культурные, политически грамотные молодые люди, - люди, которые отлично понимают своё значение и цель своего класса. Посидев часа три, они взяли с меня слово, что на другой день я буду у них гостем, и ушли в Сорренто, к пристани. Но с утра разразился проливной дождь, и товарищи по телефону заботливо сказали, чтоб я не приезжал. Трогательная заботливость. Дождь не помешал им целый день ходить по Неаполю, побывать в музее, на биологической станции, съездить в Помпею. На следующий день празднично засияло итальянское солнце, и вот я на «линкоре», который весит 26700 тонн, то есть свыше 1600 тысяч пудов, и высота которого, как мне сказали, равна четырёхэтажному дому. Вообще мне говорили очень много оглушительных цифр, показывали чудовищные машины, ещё более чудовищные пушки, но, как всегда и везде, меня всего более интересовали и волновали молодые люди, которые живут на этой стальной штуке и управляют ею среди бешеных волн высотою тоже в четырёхэтажный дом. Ударами этих волн погнуты железные лестницы и нанесены стальному гиганту ещё «кое-какие мелкие повреждения». Я осведомился: «Больные есть?» - «Ни одного, лазарет - пустой. Есть двое, но - на ногах, у одного болит голова, другой ушиб руку».

Спрашиваю:

- Жутко было?

Широкоплечий парень отвечает:

- Я на марсе качался, так, знаете, разов десяточек подумал: прощай «Парижская коммуна», прощайте, товарищи! Как ударит гора-волна в борт, да в нас, да встряхнёт, ну, думаю, не вылезем! Однако вот вылезли...

В судовой газете «На вахте», в 26 её номере, напечатано:

«Трёхсуточное штормовое испытание в океане для нас было экзаменом и боевой проверкой как всему кораблю, так и в отдельности каждому краснофлотцу, командиру и политработнику.

Многие краснофлотцы и командиры проявляли подлинные поступки героизма, с риском для жизни выполняли свой долг и вели борьбу с бушевавшей водной стихией, сохраняя жизнеспособность корабля и его механизмов».

Людям на судне тесновато, их - 1200, а одно из помещений для них загружено углём, и многие спят на палубе. Общее впечатление - строжайшая дисциплина при наличии действительно заботливого и товарищеского отношения командиров и команды. Один из матросов прекрасно объяснил это:

- Дисциплина у нас - как надо быть, но не на мордобое, как в царское время, а на уважении нашем к людям, которые знают больше нас и хотят, чтоб мы знали столько же, сколько они.

Другой прибавил:

- Конечно, мы будем знать больше, чем они.

Это было сказано с твёрдой уверенностью, без тени хвастовства, и возможно, что за этими словами скрыта простая и вполне естественная мысль: дети должны знать и больше и глубже отцов.

Испытав трёпку в Бискайском заливе, молодые моряки, видимо, чувствуют себя в силе выдержать не одну такую же. Те два или три десятка из них, которые поддались во время шторма естественному чувству страха, заслужили общественное порицание товарищей и были назначены на работы не в очередь, но через несколько дней, когда товарищи сняли с них этот «урок», они заявили, что будут работать так, как работали, до поры, пока сами себя не почувствуют свободными от упрёков. Когда мне рассказали это, я снова вспомнил недоброе и тёмное «старое время». По некоторым линиям далеко ушла от него наша молодёжь. Можно ли было предположить, что когда-то флот и армия будут играть столь серьёзную культурно-воспитательную роль, какую играют они в Союзе Советов!

К сожалению, гостей принято кормить, - я говорю «к сожалению» не как хозяин, а – как гость. Меня кормили отличным ржаным хлебом, дагестанскими огурцами, селёдками и рябчиками. На десять человек была истрачена бутылка какой-то сладковатой и, очевидно, безалкогольной влаги. Это говорит, конечно, не о скупости хозяев, а о том, что они:

«На боевом судне не пьют».

Этим они нарушают общеевропейскую традицию, по силе которой моряк должен быть алкоголиком, - традицию, которая усердно подчёркивается литературой, а особенно английской.

На кормление потребовалось не меньше часа, который я с большей пользой для себя мог бы употребить на беседу с молодыми моряками. После обеда на верхней палубе собралось несколько сотен команды и был устроен «вечер культурной самодеятельности».

Что молодёжь наша талантлива - это естественно, такою она и должна быть, когда перед нею открыты все пути к выявлению её способностей. Команда «Парижской коммуны» показала, что среди неё очень много певцов, музыкантов, танцоров и отличный, остроумный импровизатор – «завклуба». Выступала элегантная балерина; если я не ошибаюсь, она, по происхождению, - кочегар. Три деревенские девицы читали, - вернее, пели - газету, остроумные куплеты «на злобу дня», девицы, конечно, тоже оказались матросами. Трио играло на «баянах», кто-то на гавайской гитаре, двое танцевали чечётку. Со мною был художник Ф.С.Богородский – мой земляк, бывший циркист, артист эстрады, его мнение об артистах «Парижской коммуны» ценнее моего, а он искренно восхищался их талантливостью.

- Хоть сейчас на любую эстраду готовы, - говорил он о них, а это, в устах «спеца», - солидная похвала.

Удивительно хорошо было в этот вечер на палубе боевого советского корабля. Огромная стальная крепость едва ощутимо покачивалась на тёмной воде порта, густой, как масло. Тысячи огней Неаполя смотрели в тесный порт, где бок о бок стояли два серых чудовища из далёкой страны, полуграмотными рассказами о которой буржуазная пресса пугает миролюбивого обывателя, миролюбием своим исказившего всю жизнь. У трубы броненосца, спиною к прелестям обывательских гнёзд, лицом к морю сидят сотни молодых людей, которые уже твёрдо знают, зачем они родились и с какой целью так смело входят в этот старый мир. Они дружно аплодируют и хохочут, любуясь забавными выходками своих товарищей-артистов. Может быть, не совсем уместно, но под этот здоровый, искреннейший смех вдруг вспоминаешь, что против этих двадцатилетних ребятишек, которые с лишком сорок дней плавают по морям, познакомились со стихийной силищей океана, только что пережили «небывалый шторм», а теперь вот поют, пляшут, играют, смеются, - против этих крепких, выносливых ребят вся вековая грязь и гниль старого мира, все негодяи, мошенники, фальшивомонетчики, лорды и генералы, попы и купцы, весь мир паразитов, и предатели Беседовские, Соломоны, Пальчинские, и миллионы деревенских кулаков, и ещё многое. Но всё это не пугает, не смущает, всё это вспоминается только как работа по очистке земли от грязи, - работа, которую должны будут сделать и сделают эти наши ребята.

Старый Неаполь, любивший в прошлом бунтовать, встретил их благодушно, почти дружески. Пресную воду дал бесплатно, понизил на две трети цены за посещение Помпеи и оказал ещё целый ряд маленьких любезностей со стороны официальной. Но есть мелкие признаки, которые позволяют думать, что в массе неаполитанцев ещё жива та активная симпатия, которую они почувствовали к русским после 1905-1906 годов.

Поведение наших моряков на улицах города засвидетельствовано одним из официальных лиц Неаполя командиру эскадры: «Третий раз советские матросы посещают наш город, и мы не имеем ни одного скандала, ни одного полицейского протокола, это совершенно необычно!» Да, это необычно. Матросы какого-то американского крейсера разгромили пять ресторанов. Англичане ходили по узким улицам Неаполя цепью, взяв друг друга под руки, остановили движение, избивали прохожих. Подвиги такого стиля были обычны и для русских матросов царского времени.

Шесть часов на двух судах - слишком мало времени для того, чтоб побеседовать обо всём, о чём хотелось. Сообщу о том, что видел и слышал мой знакомый юноша, рождённый в Италии, знакомый с Союзом Советов только по литературе и влюблённый в Союз, как в страну чудес. Когда он узнал, что по улицам верхнего Неаполя по Вомеро гуляют «русские матросы», он бросился искать их. Прежде чем найти их, он встретил десятка два странно одетых людей в ситцевых штанах, в рубашках со множеством пуговиц, в разнообразных шляпах и шапках из овчины. Эта группа смешно наряженных возбуждала любопытство неаполитанцев, жадных до зрелищ, особенно до смешных. Только потому, что день был рабочий, ряженые не могли собрать вокруг себя огромной толпы, как это было бы в праздник. Ряженые тоже искали встреч с моряками, а встречаясь, кланялись им в пояс - «по-русски» - и плачевно говорили:

- Дорогие братцы! Не верьте большевикам, они вас обманывают, они разрушили нашу дорогую родину.

Ребята с «Коммуны» и «Профинтерна», вытаращив глаза, сначала относились к этим людям как к шутникам, которые хотят позабавить земляков, а затем, почуяв истинное намерение ряженых, хохотали:

- Да вы, черти, с ума сошли, что ли? Мы же и есть большевики!..

- Братцы, - не верьте...

Ребята, перестав хохотать, сердились:

- Ну, отходи прочь, а то бить будем, - говорили они; пропагандисты отскакивали прочь и скоро исчезли с улиц Вомеро.

Это так нелепо и смешно, что поверить в действительность такой выходки - трудно бы. Русских эмигрантов в Неаполе человек шестьдесят, и многие из них осели здесь ещё до 1914 года, - у них было достаточно времени для того, чтоб окончательно одичать и забыть, что такое Россия. Забывают об этом с лёгкостью поразительной и в более краткий срок даже эмигранты Октябрьской революции, забывают даже географию своей страны. В эмигрантской прессе можно встретить удивительные перемещения городов и даже целых уездов: Кандалакша перемещена за Урал, в Сибирь, Малоархангельский уезд из Орловской губернии – в Архангельскую. «Ситцевые штаны» ряженых трудно понять, но, может быть, этими штанами хотели показать морякам, как обеднел народ Союза Советов? Итак, попытка пропаганды неаполитанско-русских патриотов не удалась. Они должны бы очень благодарить моряков за то, что ребята только посмеялись над ними и прогнали их.

В одном из маленьких ресторанов мой знакомый встретил двух товарищей, один из них был солидно выпивши, другой - весьма смущён этим. Пьяный говорил неаполитанцам речь, конечно, на русском языке, и немножко покрывая её «матом».

- Дьяволы... Земля у вас - хорошая, а как вы живёте? Живёте как?.. Чего ждёте, а?

Трезвый уговаривал его:

- Перестань! Ты же пьяный, ты флот конфузишь! Мы должны вести себя примерно...

- Стой, погоди! Чего они ждут, а? Товарищи итальянцы! Берись за дело...

Мой знакомый легко читает по-русски, но плохо говорит. Он решил придти на помощь трезвому товарищу и заговорил с ним. Тот сначала спросил:

- Вы эмигрант, что ли?

- Нет.

- Верно?

- Честное слово!

- Ну, тогда, брат, помоги мне купить кисточку для бритья. Ты скажи, чтоб за товарищем поглядели, не пускали бы его на улицу.

Пошли покупать кисточку, но у двери магазина моряк сказал:

- Ты погоди, я сам спрошу.

И, указав пальцем на кисть, спросил:

- Кванто коста (сколько стоит)?

Торговец назначил пятнадцать лир, а моряк, подняв два пальца, сказал:

- Дуэ!..

Торговец возмутился со всем пылом неаполитанца и сбавил пять лир.

- Тре! - сказал моряк.

Тут торговец, захохотав, спросил:

- Руссо? Маринано руссо, си?

- Вот именно, этот самый, - сказал моряк и получил кисточку за три лиры, после чего торговец долго, дружески хлопал его по плечу. Возвратились в ресторан, там смирно сидел пьяный под заботливым надзором неаполитанцев.

- Ну, спасибо, - сказал моряк моему знакомому и прибавил одобрительно:

- Язык у них очень простой.

Он ушёл вниз, к порту, уводя с собою ослабшего товарища.

Затем знакомый мой увидал ещё одного моряка, тот, стоя перед витриной книжного магазина, шевелил губами. Повторилась та же сцена - был поставлен тот же вопрос:

- Эмигрант?

Но затем последовало объяснение:

- Эмигрантов я, конечно, не боюсь, а противно руку пожать изменнику интересам трудового народа.

Этому моряку нужно было купить кашне.

- Не шёлковое, а простое!

И снова торговец запросил, кажется, тридцать лир, уступил за цену, предложенную моряком, потому что:

- Вы - русский храбрый моряк, ваши друзья помогли нам в Мессине и поискам экспедиции Нобиле во льдах вашего моря. Мы это помним!

Хождение моего знакомого по улицам Вомеро закончилось так: на одной из маленьких площадей он увидел тесную группу, несколько десятков неаполитанцев и среди её – нашего моряка. Это был человек, убеждённый в том, что правда, сказанная по-русски, понятна людям всех иных языков. Он и говорил по-русски всё, что может сказать человек, твёрдо верующий в силу и победу своей правды. Слушали его молча и серьёзно.

- Хороший город у вас, а как живёт в нём беднота? Грязь, вонь...

Толпу растолкал какой-то человек, обнял моряка и поцеловал его.

Но тотчас же другой человек, одетый более чисто и с лицом сытого, сказал тому, который поцеловал моряка, очень строго сказал:

- Вы слишком любезны, смотрите, это может быть плохо для вас.

Этой характерной сценкой я закончу мой маленький отчёт.

Французская газетка «Попюлер» напечатала, что «итальянские власти» устраивали в честь советской эскадры «пиры» и «празднества». Эта ложь нужна была газете для того, чтоб сказать несколько пошлостей о «красных моряках». Газета «Попюлер» не боится быть смешной, - она твёрдо уверена в глубоком невежестве своих читателей.


ПРИМЕЧАНИЯ
СОВЕТСКАЯ ЭСКАДРА В НЕАПОЛЕ
о ч е р к
Впервые напечатано в журнале «Наши достижения», 1930, номер 2, февраль.

В очерке рассказывается о впечатлениях М.Горького от встреч с участниками океанского перехода, который был совершён Практическим отрядом советских морских сил Балтийского флота в составе линкора «Парижская коммуна» и крейсера «Профинтерн». Маршрут перехода: Кронштадт - Атлантический океан - Средиземное море - Севастополь. Переход был организован как учебное плаванье военных кораблей в зимних условиях. Он начался 22 ноября 1929 года и закончился 18 января 1930 года. Утром 9 января 1930 года Практический отряд вошёл в гавань Неаполя. 11 января к М.Горькому, жившему в Сорренто, была послана делегация от экипажей кораблей. 13 января писатель приехал к советским морякам, осмотрел корабли, присутствовал на вечере самодеятельности, рассказал команде кораблей о своей работе. 14 января отряд, покинув Неаполь, направился в Севастополь.

Очерк в собрания сочинений не включался.

Печатается по тексту журнала «Наши достижения», сверенному с рукописью (Архив А.М.Горького).

Источник: gorkiy-lit.ru/gorkiy/articles/article-71.htm
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: AlexN

Могила Ивана Константиновича Гусева 1966 26 Окт 2018 19:13 #70853

  • AlexN
  • AlexN аватар
  • Не в сети
  • Сообщений: 29730
  • Спасибо получено: 30
  • Репутация: 15
Автобиография капитана И. К. Гусева, героя обороны о. Сухо

Впервые публикуем автобиографию капитана Ивана Константиновича Гусева 1905-1966 года.
Летом 2018 года мы пытались найти могилу капитана Гусева на Богословском кладбище СПб, но безрезультатно. Просим содействовать поиску родственников Ивана Константиновича Гусева.

фото ....


Автобиография

Гусев Иван Константинович, родился 1905 г. 1-го ноября Архангельской области Котловский район д. Емельяниха в семье крестьянина. Отец Гусев Константин Иванович умер в 1909 году, мать Гусева Анна Николаевна 1885 г. рождения, русская и я тоже. Родители до и после Октябрьской Революции занимались крестьянством, мать в настоящие время работает в колхозе по месту моей родины.
В 1916 году окончил 3-х классную школу по месту моей родины, в 1928 и 1929 годах учился в школе рабочей молодежи (вечерняя) в г. Кронштадт, а в 1930 и 1931 годах продолжал учится также в вечерней школе рабочей молодежи г. Севастополя, где и окончил 7 летнее образование. С 1931 по 1933 год учился в Ленинградском энергетическом техникуме, ушел с 3-го курса по необеспеченности и поступил на курсы Начальников военно-морских школ, при Ленинградском областном учебном Центре Осоавиахима, которые окончил в 1934 году.
Иностранным языком не владею.
Гражданская специальность административно-хозяйственный работник, стаж 6 лет.
Трудовая деятельность: с 1916 и 1922 год работал в крестьянстве по месту моей родины. С 1922 и 1925 год работал по ремонту железнодорожных путей Горьковской железной дороги. С 1925 по 1927 год по день призыва работал в Северном речном пароходстве в качестве плотника.
В старой и белой армии не служил.
12-го октября 1927 года по месту родины Сольвычегорским военкоматом призван с должности плотника в Военно-морской флот. Демобилизован по истечению срока службы в 1931 году 5 сентября.
В запасе работал Начальником школы военно-морской подготовки в г. Ленинграде Октябрьский район с 1934 по 1938 год, а до сентября 1939 там же Начальником отдела ПВХО. С 1-го января по 1 апреля 1939 года был призван на Курсы Командного состава запаса, которые окончил по специальности Командир прожекторного взвода, а 21-го сентября был мобилизован на финскую Компанию и служу по настоящее время.
В октябре 1927 года прибыл в Артшколу учебного отряда Балтийского моря, где пробыл до июля 1928 как ученик Артэлектрик и в июле был списан на крейсер «Профинтерн» Балтийского моря, а потом Черного моря и служил до 5-го сентября 1931 года в должности артэлектрика. С 1-го января по 1 апреля 1939 года был призван на Курсы Командного состава запаса в г. Ленинград, которые окончил и получил звание среднего командира.
С 21-го сентября 1939 по 1941 год Командир прожекторного взвода 91-го СЗАД М. С. Б. М. в составе которого и участвовал финской Компании.
С 21-го июля 1941 года по декабрь 1941 года Командир огневого взвода 153 батареи 15 ОАД.
С декабря 1941 по июль 1942 года там же пом. Командир батареи где и участвовал в боях [Арт......] и подготовкой в Отечественной войне.
С июля 1942 года по август 1943 года Командир отдельной батареи на о. Сухо Ладожской Флотилии, где провел отражение немецкого десанта на остров в качестве Командира острова.
В этой операции под моим лично руководством было потоплено пять кораблей противника и истреблено много живой силы противника. Там же был пять раз ранен и один раз контужен 22.10.1942 года.
С августа 1943 года по апрель 1944 года пом. Командира 132-й батареи ОАД отражения кораблей противника. С мая 1944 по март 1945 года 2-я Бригада траления Начальник боепитания.
С марта по июль 1945 года Командир Отдельной стрелковой роты Усть-Лужский отдел тыла.
С августа 1945 по май 1946 года там же Начальник ОАД. С августа 1946 по настоящее время Начальник [.......] ОВР КВМБ.
Получил боевой опыт самостоятельного руководства отдельными небольшими частями в бою.
В плену, окружении и оккупируемой территории не был.
Награды: Орден "Ленина"за проведенную операцию на острове Сухо 22.10.1942, приказ № 78 ККБФ от 03.11.1942. Медаль "За боевые заслуги", медаль "За оборону Ленинграда", медаль "За победу над Германией", медаль "30 лет ВС СССР".
Член ВКПБ с января 1931 года, принят парт комиссией бригады Крейсеров М. С. Ч. А. № п/б 2702265.
В других парт организациях не состоял, в антипартийных группировках и организациях не участвовал, колебаний не имел.
Имел партвзыскание "выговор" за непристойное поведение в 1946 году и снят парткомиссией ОВР в 1948 году. Ранее был несколько раз избран [......] .
Не судился. Женат с 1936 года. Жена Васильева Клавдия Тимофеевна, по браку Гусева 1912 года рождения, домашняя хозяйка.
Родители жены: отец Васильев Тимофей Васильевич. Мать Васильева Наталья Михайловна, пенсионеры, проживают Новгородская обл. Маловишерский р-н, дер. [....] Моя семья проживает в г. Ленинград, Псковская ул., д. 21, кв. 38.
Дети: сын Альберт 1934 года рождения, сын Герман 1938 года рождения, дочь Зоя 1937 года рождения, дочь Татьяна 1948 года рождения.
Мои ближайшие родственники:
Брат Гусев Александр Константинович 1907 года рождения. Женат, проживает г. Котлас, работает.
Брат Гусев Михаил Константинович 1913 года рождения. Женат, работает, проживает г. Котлас, ул. 7-го Съезда Советов, д.61, кв. 2.
Сестра Слепина Александра Константиновна, вдова, работает по месту моей родины.
Родственники жены: сестра Васильева Антонина Тимофеевна, замужняя, работает, проживает ул. Декабристов 21, кв. 2 в Ленинграде, 1922 года рождения.
Сестра Прокофьева Прасковья Тимофеевна, замужняя, работает, проживает г. Новгород, Боровинская ул. 19, 1924 года рождения.
Сестра Калойкина Анна Тимофеевна, замужняя, работает по месту жительства отца, 1926 года рождения.
На оккупированной территории из родственников моих и жены, никто не был. Заграницей никто не был. Избирательных прав никто не лишался.

09.09.1949 Капитан И. К. Гусев


Сокращения
15-й ОАД — 15-й Отдельный артиллерийский дивизион
91-й СЗАД — ......
М. С. Б. М. — Морские силы Балтийского моря
ОВР КВМБ — Отдел воспитательной работы ...

.
Да в чадах к Родине любовь зажгут отцов могилы!
Последнее редактирование: 28 Окт 2018 09:58 от AlexN.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Вход

Календарь

Ноябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30